Sir_Rat
I am a Rat and proud of that! But.. Если Вам понравилась писанина старой крысы, Вы можете кинуть несколько мелких монет сюда: VISA Сбербанк 4276 5500 2225 7680. Заранее благодарю, это освежит мне память ;)
Эту историю я подглядел ещё в прошлом году, в одном из возможных вариантов будущего. Будем надеяться, что я подглядывал не в ту форточку..




Костерок никак не хотел разгораться. Михеич подсунул под сырые сучья немного бересты и принялся натужно раздувать дохлый огонёк, рискуя опалить всклокоченную, длинную бороду. Из жратвы, у них с Нюркой, почти ничего не оставалось, кроме куска копчёного окорока с давней удачной охоты, который Михеич припас на Новый Год. Зимой кормиться было сложно. Хорошие запасы сделать не удалось, а пропитанный радиацией лес выдавал почти несъедобные дары природы. Есть можно было только некоторые грибы и ягоды, пригодность которых Михеич проверял на пойманной дичи - скармливал и глядел, сдохнет или нет.

Так он жил уже почти восемь лет, с тех пор, как сбежал с Царёвой Стройки. До этого Михеич был крепостным, жил в имении царского советника, да тот однажды проигрался в карты и просадил своё имение. Новый барин был из отставных военных, завел казарменные порядки и без конца устраивал парады и игрища - одевал дворню в камуфляж, делил на две команды и устраивал бои стенка на стенку с дубинами и вилами. Особо любил, когда кого-то насмерть забивали, тогда устраивались военные похороны, а барин выходил на балкон и салютовал очередями из пулемёта. Как-то Михеичу в такой битве все ребра поломали и засадили вилами в брюхо, он месяц валялся в избе - чуть не помер. После чего дал он дёру с усадьбы, но был пойман, бит плетьми и отправлен на четыре года на Царёву Стройку, уран добывать. За побег со Строек полагалась пуля без суда и следствия, но Михеич решил, что всё одно - так от радиации сдохнешь, а так хоть шанс - выгрыз ночью зубами идентификационный чип из правой руки и рванул оттуда.
Хорошо, что бежал ранней осенью, успел до зимы обустроить землянку в Мёртвой Тайге, натаскать всякого нужного хлама и кое-чего запасти на холода. В Мёртвую Тайгу имперские не совались, отчасти боялись радиации, отчасти из-за страшных легенд о мутантах, которые якобы живут в тайге. Отчего там так, Михеич и сам толком не знал. Говорили, вроде пару атомных бомб туда упало во время имперско-китайской войны, другие рассказывали про учения с применением ядерного оружия. Но, ходили слухи и про беглых “диких”, мол живут там и ничего. Фон в тайге и правда был высокий, но не смертельный, жить было можно, а к весне Михеич обнаружил, что выбрал на редкость удачное место сам того не подозревая - километрах в пятнадцати он наткнулся на дорогу. Видать, это был один из заброшенных рукавов Великой Русской Дороги. Там Михеич и наладил нехитрый промысел.
Года два назад он подобрал в лесу полумертвую Нюрку - кожа да кости. Думал, дуба даст, но Нюрка оказалась живучая, через пару недель оклемалась. Оказалось, что тоже беглая, получила восемь лет за отказ от чадородия. По закону, каждая баба в Империи должна была родить восемь детей, тогда только ей вид на жительство в Империи давали, а если двенадцать, то полноценное гражданство. Нюрка отказалась рожать вообще, по убеждениям, и выпила какой-то тайной химии, чтоб никогда не беременеть. Кто-то из соседок дознался да и стукнул на неё в ГБ, ну а там разговор короткий, хорошо еще не шлёпнули сразу - за такое, в прежние времена, запросто могли бы. Но, нынче Государь не лютовал, народишко и так дох, плодился плохо, и лишние рабочие руки в расход пускать было нерационально.

- Михеич! Михеич! Кажись попался кто-то! - запыхавшаяся Нюрка, спотыкаясь, подбежала к костерку.
- Да ладно!? Неужто свезло? Кто там, не глядела? - Михеич быстро засобирался, засунул в голенище сапога здоровенный нож и закинул на плечо двустволку с последним драгоценным патроном, давний свой трофей.
- Не, не успела! Шла ловушки проверять, а на одной смотрю - веревка дергается, жестянки звенят, я сразу к тебе! -
- Ну, давай шустрей, а то упустим! Сколько их там еще, чёрт его знает.. Нож-то с тобой? Возьми топор еще. А да, и волокуши не забудь! -
Михеич с Нюркой быстро затрусили по еле заметной тропинке в снегу. Попетляв по лесу, они вышли к опушке, за которой виднелась дорога.
- Давай слева, я справа - шепнул Михеич - и спектакли не играй, глуши сразу если что -
- Поняла! - шепнула Нюрка и юркнула в другую строну.
Стараясь не шуметь, Михеич аккуратно выглянул из кустов. Дорога была пустынна и занесена снегом. Одинокая колея обрывалась в провале пустоты, черневшей посреди белой, дорожной скатерти. Михеич подкрался и заглянул в яму, на всякий случай держа ружье наизготовку. Насаженный на заточенные колья, в яме краснел искорёженный ударом, дорогущий спортивный “Крымнаш”. У Михеича отлегло. “Ну, хвала Хозяину Тайги.. С этими-то живо управимся. Наверняка, какой-нибудь молодой барчук городской с бабой своей решили нервишки пощекотать, по Мёртвой Тайге с ветерком погонять.” И припомнил, как несколько месяцев назад в ловушку джип с гэбэшниками угодил. Те отстреливаться из салона начали, помощь по рации вызывать - хорошо, та у них сломалась, а то несдобровать было бы. Одна пуля Нюрке в ногу угодила. Михеич тогда взбеленился и, как не хотелось терять добычу, облил их бензином и сжёг в яме вместе с машиной. Весь улов пропал в тот раз..
Сквозь заднее стекло было видно какое-то вялое движение в салоне. Михеич махнул рукой Нюрке, мол, всё в порядке и принял, кинутый ею, конец стального тросика. Набросив петлю на фаркоп, Михеич отбежал на обочину к Нюрке и они вместе стали крутить рычаг небольшой лебедки. Тросик натянутся, автомобиль закряхтел, слезая с кольев, и начал медленно выползать из ямы. Михеич поднатужился, крутанул рычагом еще раз - разбитый всмятку капот смотрел прямо на него, машина вылезла. Сорванная ударом дверь болталась на одной петле, Михеич заглянул внутрь и тут молнией вылетело что-то темное и сшибло его с ног. Михеич мгновенно перекатился на бок, перехватил двустволку, щелкнул курками и.. опустил ружье.
- Вот же сучий потрох.. Дурень! Я ж тебя чуть не пристрелил.. - по снегу, в сторону леса, уносился огромными прыжками насмерть перепуганный пёс-лабрадор. Михеич сплюнул и опять заглянул в салон. Водитель был мертвее мёртвого. Деревянный кол прошил насквозь и его и водительское сиденье. С него успела натечь приличная кровавая лужа. Пёс, убегая, видать в неё вляпался и отметил свой путь странной, красной морзянкой следов. На заднем сиденье без сознания валялись двое - молодой парень и девица. Нюрка поддела топором заклинившую дверь и помогла Михеичу выволочь их наружу.
- На-ка вот, замотай обоих от греха.. И чипы вытащи. А, и водилу не забудь, а то щас окостенеет на морозе, не разогнем - Михеич кинул Нюрке рулончик скотча. Нюрка ловко принялась обматывать пленникам руки и ноги.
Осмотр машины не дал ничего интересного. Продуктов не было, полезных инструментов тоже, кроме аптечки и канистры с бензином. Зато, нашлась целая бутылка “Особой Имперской”. Михеич ухмыльнулся в бороду - “ К новогоднему столу.. А закуску сообразим теперь”.
Связанные и мертвый водитель лежали на волокушах, а Нюрка, тем временем, нащупала выпуклость на запястье у девицы и полоснула острым, раскладным ножиком. Расширив рану, она подцепила острием чип и выдернула его цепкими пальцами. Девица еле слышно застонала. Ту же процедуру она проделала с парнем, но тот даже не дернулся, хотя был жив и дышал.
- Дырки залепи, а то сдохнут раньше времени от кровопотери. Они мне еще живыми нужны -
Нюрка кивнула и заклеила обоим раны остатками скотча. Оттащив волокуши с дороги, они вернулись к машине и вытолкали ее на обочину. Михеич бросил чипы пассажиров на заднее сиденье, отвернул крышку бензобака и затолкал туда яркий шарф девицы. Щелкнув, найденной в салоне, зажигалкой с гербом, он выпустил пляшущий огонек на край шарфа.
- Ну, всё, порядок. Если патрульный дрон по сигналам от чипов и прилетит, зафиксирует как ДТП. Машина сгорела, пассажиры погибли. Шито-крыто.. Яму рогожей накрыла? Снегом закидала? -
- Ага! -
- Тады уходим. С Новым Годом Нюрка! - Михеич весело рассмеялся.
- С наступающим еще пока! - Нюрка тоже засмеялась и они вдвоем впряглись в волокуши.

Дотащившись до землянки, Михеич первым делом развел огонь, благо можно было плеснуть бензина из канистры. Затем, вынес пару мешочков с сушеными ягодами и грибами. От тряски на волокушах, парень и и девица пришли в себя и глядели выпученными глазами на Михеича, что-то мыча, их под заклеившего их рты, скотча.
- Ну, чего “мы-мы”? Коровы штоль? Чего мычим-то? - Михеич с треском отодрал скотч.
- Ты кто такой? Где мы?.. - захрипел парень
- Я Михеич, а ты у меня в гостях. Ненадолго.. - ответил Михеич, развязывая мешочек.
- Отпустите нас немедленно!! Почему нас связали?? Мне холодно! - визгливо подала голос девица.
- Ты знаешь, кто я?!! Ты знаешь кто мой отец?? - завопил, совсем пришедший в себя, парень.
- Ишь, разорались.. - усмехнулся Михеич - кто ты? Знаю, конешно. Ты - дичь! - А ты - он обернулся к девице - не ори. Скоро согреешься! - и захохотал.
- Да мой отец губернатор!! Он тебе кишки выпустит!!! Тварь!!! -
Михеич не ответил, а воспользовавшись моментом, набил в неосмотрительно разинутый рот вопящего пленника, пригоршню сушеных ягод и резко ударил его локтем в живот. Парень поперхнулся, рефлекторно сглотнул, закашлялся, попытался выплюнуть ягоды, но было поздно - часть он проглотил.
- Кхе! Сука!!! Что это?? -
Михеич опять не ответил, а повернулся к девице, сжал ей левой рукой челюсть, а правой всунул между пухлых губ сушеных грибов.
- Глотай давай, курва чёртова - буркнул Михеич, когда девица замотала головой и сделала попытку выплюнуть - Глотай, зараза! - и двинул ей в солнечное сплетение. Девица ойкнула и проглотила.
- Во, так-то лучше.. - удовлетворенно сказал Михеич присел на корточки и посмотрел на старые механические часы с треснувшим стеклом - Минут через пять ясно будет.
- Что ясно будет?.. - пролепетала девица
- Что, что.. Можно это жрать или нет. Тут же радиация, детишки.. Мутации, изменения. Ежели сдохнете, стало быть и нам с Нюрой жрать это не стоит - равнодушно ответил Михеич.
Парень с ненавистью смотрел на Михеича.
- Тварь!! Гнида!!! Сука!! Я тебя живьем сварю!! С живого кожу сдеру!!!
- Я, между прочим, Мисс Москва! - подала голос девица - Меня искать будут! А когда найдут, тебя, урод вонючий, точно живьем сварят!! -
- Мисс Москва, говоришь?..- Михеич озадаченно посмотрел на выпирающую грудь девицы - А ну-ко..- он быстро расстегнул молнию на её куртке и задрал пушистый свитер. Под свитером чернел лифчик.
- Руки убери ублюдок!! - заверещала девица.
- Оставь ее сучара!!! - заорал парень
Не обращая внимания на их вопли, Михеич мастерски взмахнул ножом, лифчик разлетелся на две половинки , освободив из своего плена две крупных сиськи идеальной формы. Михеич ухватил одну и помял в руке, отчего девица завизжала и заизвивалась еще больше.
- Вот ёб твою дивизию.. Так и знал. Надо Нюрке сказать - деловито заметил он.
Вдруг, девица перестала визжать, выпучила глаза и захрипела, пытаясь ухватить себя за горло, перемотанными скотчем, руками. Её лицо стремительно посинело, тело выгнулось и пошло судорогами. Хрип перешел в тихий свист и уже спустя полминуты, она лежала с полуоткрытым, наполненным пеной, ртом и бессмысленно таращилась в вечернее небо мёртвыми глазами.
- Ага! - Михеич взял мешочек с грибами и ловко метнул его в костер - Стало быть, эти сыроежки никуда не годятся. А ягодки синенькие, значит нормальные. Барчук, гляжу, жив-здоров - Он поглядел на парня, с которого, как-то внезапно, слетела вся спесь.
К костру подошла Нюрка
- Ну, чего тут у тебя? У меня всё готово -
- Кобыла копыта отбросила. Давай тащи ее, разделывай. А - главное! Сиськи у ней силиконовые! Будешь потрошить - отрежь и выброси нахуй. Хорошо, что я проверил вовремя, а то б весь бульон испортили! Желудок с кишками тоже нахуй, там яду от грибов полно -
Нюрка взяла труп за ноги и поволокла к большому пню, рядом с которым стояло самодельное деревянное корыто.
- Слышь, мужик.. это.. Отпусти меня, а? Мой отец он.. Он что хочешь.. Что угодно сделает.. Только отпусти, а? - белый, как окружающий его снег, пленник совсем раскис от всего увиденного и услышанного.
- Что угоднооо? - протянул Михеич с сарказмом и какой-то ледяной ненавистью - Может, он мне пятьдесят лет жизни моей вернёт? Или почку мою - Он задрал рубаху и показал багровый шрам - которую у меня вырезали, когда такой же барчук, как ты, барина старого сыночек водки обожрался и у него почка отказала? Неет, дорогой! У тебя другая судьба. Часика через четыре ты моим говном станешь. Усёк? - и подмигнул парню. Тот смотрел на Михеича остановившимся, полным абсолютного ужаса, взглядом и молчал.
-У меня вот почку. А у дружка моего из соседней деревни - сердце, вот так же. Для старой барыни. А дружка потом свиньям скормили - не пропадать же добру, верно? Мы ж не люди для вас. Крепостной - какой он человек. Свинья и то ценнее. А на породистого коня, так и две деревни выменять можно. Точно говорю, да? Только, вот знаешь как бывает.. в природе-матушке. Жил себе муравьед, жрал муравьев всю жизнь, считал их просто едой на ножках. А однажды стал старый, обессилел и уснул возле муравейника. Тут муравьи его и сожрали, слабого и спящего. Так-то, барчук..-
Михеич сделал какой-то, по-самурайски стремительный, пируэт ножом и стальной клинок вошел пленнику в грудь, точно под пятое ребро. Коротко дёрнувшись, он почти мгновенно затих, сделав пару хриплых вдохов-выдохов.

Костер уютно потрескивал, распространяя тепло и запах шашлыка. Сытые и разомлевшие Михеич с Нюркой сидели обнявшись и молча курили трофейные сигареты.
- Ну, чо Нюрк? Еще по соточке?-
- А давай! -
Михеич набулькал в две пустые консервные банки, служившие им посудой, “Особой Имперской”.
- С Новым Годом! - улыбнулся он, но вдруг напрягся и поставил банку в снег.
- Ты чего? -
- Вон там у куста, слева.. Как движение было -
Михеич вытащил нож и, заложив его за руку лезвием вверх, бесшумно исчез в тень.
- Ну, иди-иди, не бойся ты! - послышался невдалеке голос Михеича. Он вел за ошейник трясущегося, продрогшего давешнего лабрадора из машины.
- Встречай гостя, Нюрка! -
- Ох ты бедняга! Совсем замерз! Ну, иди сюда, иди к костру погрейся! - Нюрка приняла дрожащего пса и начала поглаживать его по мокрой шерсти.
- На-ка вот, подкрепись бродяга - она протянула ему большую берцовую кость, принадлежащую недавно то ли его хозяйке, то ли хозяину. Пёс радостно схватил угощение и начал сосредоточенно грызть, забыв обо всём на свете.
- С Новым Годом, псина! И с новыми хозяевами! - Нюрка с Михеичем чокнулись банками и, в один голос, весело расхохотались..